• Главная VRK.News
  • Мрак необразованности царит в Казахстане не из-за министров — ответ второго эксперта

Мрак необразованности царит в Казахстане не из-за министров — ответ второго эксперта


Мрак необразованности царит в Казахстане не из-за министров — ответ второго эксперта
Фото: Нурсултан Назарбаев на заседании АНК


Ответ уже второго казахстанского эксперта на вопрос Нурсултана Назарбаева о причинах кризиса системы образования в Казахстане.


После публикации статьи «Средневековый мрак необразованности царит в Казахстане», в редакцию VRK.News обратился заместитель главного редактора журнала «Современное образование» Александр Загрибельный, который дал второй ответ на животрепещущий вопрос: «Почему казахстанские дети уезжают учиться в соседние вузы?».

Напомним, что Нурсултан Назарбаев 11 ноября на заседании Совета Ассамблеи народа Казахстана выразил свое недоумение фактом того, что казахстанская молодежь предпочитает уезжать на обучение в ближнее и дальнее зарубежье.

«Я переживаю, когда слышу, что кто-то уезжает из Казахстана куда-то. Зачем уезжать, если мы создадим лучшие условия, чем там, куда они уезжают? Зачем? Поэтому на местах акиматы должны быть очень внимательными. Почему они уезжают в соседние вузы? Надо сделать так, чтобы у нас было лучше», — заявил тогда Нурсултан Назарбаев.

Ниже мы приводим ответ уже второго казахстанского эксперта на вопрос о причинах кризиса системы образования в Казахстане.

Дело не в министрах

О чем недоговорил эксперт Нуркен Халыкберген в материале «Средневековый мрак необразованности царит в Казахстане», публично отвечая Первому Президенту Казахстана Нурсултану Назарбаеву и обвиняя в необоснованных амбициях чиновников Минобразования.

Совершенно справедливо отмечая падение уровня образования в стране и предъявляя претензии к чиновникам Минобра, уважаемый эксперт, видимо, не разглядел, что министры МОН — это, всего лишь, марионетки-исполнители.

«Почему никого из них не призвали к ответу за провалы реформ?» — гневно вопрошает Нуркен Халыкберген. Но, на самом деле призывать к ответу следует не министров, а сидящих выше кукловодов, которые им эту инновационную музыку ставят. Министры производят реформенные телодвижения, произносят речи, подбирают штат и т.п., но стратегию задают не они. Потому никого из них не привлекают к ответственности, а просто, по мере накопления раздражения народа, заменяют очередной куклой.

Оглянемся назад лет на тридцать. Что хорошего досталось Казахстану в наследство от СССР? Ну, конечно, прочное базовое советское образование преимущественно на русском языке.

А что нужно сделать, чтобы страна, которая развивается по сырьевому вывозному компрадорскому типу, окончательно превратилась в сырьевой придаток и страну третьего мира? Правильно — надо лишить население надежного образования, и в нашем случает — оторвать от русского языка.

И вот на кредиты и под руководством Всемирного Банка и приглашенных иностранных экспертов (кстати, ректор Назарбаев Университета господин Шигео Катсу с 30-летней карьерой во Всемирном Банке, один из главных советников по разработке реформ в РК) внедрялись различные образовательные новации. Британские советники, делегации НИШ (Назарбаев интеллектуальные школы) в Великобританию, система оценивания СОР и СОЧ, трехъязычие, сквозные темы, коммуникативные принципы и сокращение количества уроков русского языка, падение общего уровня знаний школьников и студентов — весь этот чудовищный карнавал-маскарад разворачивался перед нами последние 20 лет, воплощая принятую от западных консультантов максиму — процесс важнее результата, учить важнее, чем научить, лечить важнее, чем вылечить…

Тем не менее, гравитация русского языка по-прежнему сильна. Запрос на русский язык и качественное обучения на нем не убавился, особенно в городах. Тому целый ряд объективных причин, о которых нужно писать отдельно. Дам лишь ссылку на материал Гульнар Бажкеновой «История Курткакыз, которая говорит только по-казахски» — обнаживший «политически неудобную, морально неприятную и социально опасную закономерность».

«Люди, владеющие только казахским языком и не владеющие русским, заняты механическим трудом, не требующим знаний и квалификации. Эти люди находятся на самой низкой ступеньке социума, сопоставимой с положением гастарбайтера в соседней России», — пишет Бажкенова в своей статье, рассматривая конкретные примеры из жизни.

Болото языкового волюнтаризма

Деньги в систему образования вливаются огромные, однако работа государственных школ не удовлетворяет родителей, а потому повсеместно как грибы растут параллельно школам всяческие частные натаскивающие центры, оказывающие репетиторские услуги по всем предметам. Роль учителя опустилась ниже плинтуса.

О катастрофическом положении с учителями, в которые идут по остаточному принципу, писалось много. Был, наконец, принят закон о статусе учителя, но он пока существенно не повлиял на ситуацию. Обучение в вузах уже на 70% на казахском языке, (по южным областям и того больше — демография подпирает).

Однако крупной фундаментальной науки на казахском нет, научных журналов с высоким рейтингом нет, а, значит, не развивается научно-техническая терминологическая база, и повсеместно буксует, стопорится обучение. Здесь есть над чем поразмыслить целым коллективам отечественных вузовских ученых, среди которых, к сожалению, наблюдается крайне слабая консолидация.

Глубоко и со знанием дела о проблемах становления казахского языка писал историк, кандидат философских наук Сейткасым Ауелбеков, опубликовавший серию статей в Central Asia Monitor (здесь, здесь и здесь).

Тут на страже должна была бы стоять Академия педагогических наук имени Ибрая Алтынсарина. Но дух ученой принципиальности из нее давно выветрился. Это беззубая контора вместе со своим главным академиком успешно обосновывала спускаемые новации околонаучным словоблудием. (См. материал «Учить нельзя помиловать», газета «Время»)

Министры тоже попадались замечательные и разные. Помните госпожу Бырганым Айтимову, ее знаменитую речь: «...Вообще, казахимы амбициозные люди… Мы читать и писать уже с рождения можем…» Она несла с трибуны полную несусветицу, потом оправдываясь, что в тот момент думала по-английски, а говорила по-русски.

Но, уважаемый Нуркен Халыкберген, вы что и вправду полагаете, что трехъязычие — это задумка министров МОН? Вовсе нет. Эффективный менеджер Ерлан Сагадиев был поставлен, чтобы исполнить пожелания самого высокого полета. Эти желания, вероятно, исходили из самых благих побуждений — осчастливить страну — и ее окунули в океан английского языка, вопреки всем прогнозам специалистов. И после колоссальных финансовых вливаний, когда, наконец, на берегу стало ясно, что учебное тело пошло на дно, купание было остановлено всего одним вопросом: «Разве можно за три месяца научить преподавать математику на английском?»

Кто спросил, объяснять не надо.

Задержусь на актуальной теме. Хорошо знакомые ребята — молодые врачи после окончания с отличием Назарбаев Университета на английском языке в последний год поехали стажироваться в Пенсильванию. Там их ждал крайне неприятный сюрприз, как они выразились, звоня из Штатов: «Ни они никого не понимали, ни их никто не понимал». Почему? Ведь все обучение в НУ велось на английском.

Я бы тоже недоумевал, кабы неоднократно не бывал в этом вузе и не заглядывал в аудитории, где звучали лекции зарубежных преподавателей. В частности, запомнилась одна невзрачная дама, как мне сказали, профессор с Кипра, она читала электротехнику для младших курсов, показывала слайды, но, кроме слова «Окей», она ничего больше внятно не произносила. Может быть, приезжала профессура и получше, но на общий уровень она не повлияла.

Вопрос ребром, а что будут делать эти ребята в казахстанских больницах и поликлиниках со своим «знанием» английского? Как мне в учительскую бытность заявил один упрямый ученик на уроке: «Мне, что с коровами по-английски разговаривать?»

И еще одна совершеннейшая загадка — почему при таких масштабных мероприятиях и финансовых затратах, за годы, когда не только МОН, а все областные управления образования и школы поголовно рапортовали о тысячах прошедших спецкурсы учителей и чуть ли не о всеобщем овладении школьниками английским языком, то есть, именно за последние пять лет напряженного изучения английского, обозначилось катастрофическое падение его знания с 54 места на 93?

На лицо умопомрачительная фикция работы всей казахстанской машины образования — недостоверность отчетности, поголовное вранье, подтасовки и выдача желаемого за действительное. Вот тут уже есть, за что спросить с министров МОН и иже с ними! Но опять-таки, к ответственности никого не призовут. Все вышли из воды сухими.

Из сферы образования вымываются настоящие педагоги

В нынешней текучке кадров из управления образованием страны и самого министерства вымываются настоящие крепкие практики, прошедшие всю вертикаль преподавания от школы до вуза, зато подгребают эффективные менеджеры, иностранные консультанты, натасканные за рубежом скороспелые теоретики, попросту — временщики и поденщики.

Новая опасность исходит от внутренних недремлющих национал-патриотов. Выдвигается требование, чтобы все учебники сначала писались на казахском языке, и затем переводились на русский. Очередной, подрывающий качество учебников волюнтаризм, который сразу негативно отразится на качестве образования.

Не меньше угроз ожидается от перехода с кириллицы на латиницу. Он мгновенно отсечет весь десятилетиями накопленный печатный массив, оборвет связующие нити культуры, разобщит поколения... Порой звучат трезвые голоса, совсем недавно Имангали Тасмагамбетов высказался против перехода, президент Токаев тоже понимает опасность, предлагая не торопиться.

«Спешку в этом вопросе допускать нельзя. Требуется тщательно выверить, всесторонне проанализировать и проработать все аспекты внедрения нового алфавита. Предложенные варианты оказались несовершенными, поэтому нужен поистине научный подход к этой проблеме, которую упрощать нельзя. Речь не идет о простом переложении кириллицы на латиницу. Нужна реформа казахского языка, если хотите модернизация нашего языка. Ждем конкретного мнения наших ученых. В таком судьбоносном для нации вопросе кампанейщина, легковесность недопустимы», — сказал глава государства на втором заседании Национального совета общественного доверия.

Нам много умных не надо

И наконец, возможно, самое главное, указывая на причину оттока студенчества из страны, эксперту Нуркену Халыкбергену следовало бы вспомнить, кто именно, как помнится, на заре независимости заявлял (это доводилось слышать вживую), что «нам в стране слишком много умных не надо, мы сами умные...», а нынче выражается уже искреннее недоумение отъездом этих самых умных.

Но, увы, поскольку состояние гражданского общества в РК находится в эмбриональном состоянии, то по-прежнему, хозяин — барин.

Александр Загрибельный
член Союза литературных переводчиков РК,
заместитель главного редактора журнала «Современное образование»

Читайте также:

Люди уезжают из Казахстана от постоянного вранья — эксперт ответил Назарбаеву

Средневековый мрак необразованности царит в Казахстане — эксперт ответил Назарбаеву

Активисты Мангистау обратились к Токаеву в связи застройкой в урочище Бозжыра

Ядовитой травой «лечил» людей житель Петропавловска

Тасмагамбетов возвращается в политику

Роскосмос ищет казахстанца-владельца космического корабля

Мрак необразованности царит в Казахстане не из-за министров — ответ второго эксперта Мрак необразованности царит в Казахстане не из-за министров — ответ второго эксперта
Касыма Аманжолова 32 Z00Y4T8 Нур-Султан Акмолинская область Казахстан