Касыма Аманжолова 32 Z00Y4T8 Нур-Султан Акмолинская область Казахстан

Рассказы казахов о китайских лагерях в Синьцзяне опубликованы в сети

Рассказы казахов о китайских лагерях в Синьцзяне опубликованы в сети
Рассказы казахов о китайских лагерях в Синьцзяне опубликованы в сети
kz.usembassy.gov

Все те, кто дал интервью использовали настоящие имена и имена своих родственников, несмотря на риск в отношении членов семьи, все еще находящихся в Китае.

Посольство США в Казахстане опубликовало цикл интервью казахов, побывавших в китайских лагерях перевоспитания, под заголовком «Голоса из Синьцзяна: Нерассказанные истории китайского ГУЛАГа», передает VRK.News.

Как сообщает американсое посольство, эти истории быоначально опубликованы на сайте believermag.com и были записаны писателем-путешественником и журналистом Беном Мауком в сотрудничестве с правозащитной организацией «Атажурт» в Алматы. В 2018 году Бен посетил Казахстан, чтобы взять интервью у членов семьи заключенных Синьцзяна.

Читайте в тему: Китайский посол назвал этническую казашку предательницей, а США обвинил во лжи

Он также взял интервью у бывших заключенных, которые рассказали о собственном опыте. Большинство из них перебрались из Китая в Казахстан за несколько недель, месяцев и лет до встречи, подали заявление на вид на жительство, гражданство, либо пересекли границу.

Все те, кто дал интервью использовали настоящие имена и имена своих родственников, несмотря на риск в отношении членов семьи, все еще находящихся в Китае.

Читайте в тему: Казашку Сайрагуль Сауытбай наградили как отважную женщину в Вашингтоне

Таким образом они надеются оказать давление на китайское правительство, чтобы оно в свою очередь пересмотрело политику массовых задержаний в Синьцзяне.

Ниже приводится текст одного из рассказов.

«Было бы неплохо знать свой последний день заключения»

Рахима работает в швейной мастерской.

Да, я была в лагере. Более года…

Мы думали о наших детях, понимаете? И об их будущем. Вот почему мы переехали сюда. Мы приехали, потому что это родина. Все казахи должны вернуться в Казахстан! Это то, что нам сказали. Итак, в 2013 году мы приехали: мы с мужем и наши четверо маленьких детей – две дочери и два сына. Но поскольку у меня было разрешение на безвизовые поездки, я ездила туда и обратно. Мои родители всё еще были в Китае, так что я навещала их. И до 2017 года не было никаких проблем. Пересекать границу было легко. В то лето я даже работала на границе, в Международном центре пограничного сотрудничества в Хоргосе. Это зона свободной торговли. Вы знаете об этом? Я работала переводчиком на одном из китайских базаров – на рынке Юй. Казахи ездили туда покупать китайские товары. Я работала в качестве переводчика. Когда мои дети начинали учебу в школе, я вернулась в Алматы. В августе 2017 года мои родители вызвали меня обратно в Китай. К ним приходили представители властей.

Родители живут в очень маленькой деревне в округе Текес. Она просто называется Военная конная ферма. Когда я приехала, власти хотели меня видеть. Они взяли у меня образец крови, отпечатки пальцев, записали мой голос на компьютер, сфотографировали меня в фас и в профиль, а затем отпустили. В то время они не сказали мне, для чего это. Я не понимала. Они взяли мой номер телефона, и я вернулась в Казахстан. Позже в том месяце они позвонили мне и сказали, что я должна снова приехать в Китай. Сначала я сказала “нет”. Три дня спустя позвонили мои родители. Власти должны были снова встретиться с ними. Так что, как видите, мне пришлось приехать.

В октябре того же года я пересекла границу, переночевав в гостинице в Хоргосе. На следующий день я добралась до своей деревни и провела ночь в доме моих родителей. Утром шестнадцатого числа явились представители властей. Они сказали моим родителям, что если я не поеду с ними, то мы нарушим какой-то закон. Они сфотографировали мою мать и отца, сфотографировали дом, а потом забрали меня. Они не сказали мне, что везут меня в тюрьму. Они сказали, что я просто должна ответить на несколько вопросов.

Я была доставлена в тюрьму на новом для меня виде транспорта – полицейском автомобиле. Охранники ничего не сказали, ничего не объяснили. Когда я уже собиралась войти в тюрьму, мне надели наручники и наножники. Именно тогда я поняла, что не вернусь домой.

В тюрьме нас было много. В каждой комнате было по двадцать девушек, и комнат было много. Мы сидели, стояли и ели в этой комнате. Мы там также спали. Не было ни спортзала, ни двора. Мы находились в комнате день и ночь. Охранники не были жестокими. Они не били нас просто так, но мы не могли уйти, и если мы не следовали инструкциям быстро, они кричали и оскорбляли нас. Со временем я познакомилась с несколькими другими женщинами. С некоторыми я поддерживала контакт, если мне удавалось найти их после нашего освобождения. Некоторые из них провели там много времени. Что касается меня, то я провела в тюрьме всего семьдесят дней. В декабре того же года меня забрали из тюрьмы в лагерь.

Они называли его Центром профессиональной переподготовки. Мы занимались на уроках китайского языка с утра до вечера, каждый день. Мы также изучали внутреннюю политику КНР. Я уже говорю по-китайски – работала переводчиком, – так что эти уроки мне не приносили пользы. Но забудьте обо мне – в лагере были люди, окончившие колледж! Кто я такая, чтобы жаловаться? Что там делали эти люди?

Все это время я не понимала, что происходит. Я задавалась вопросом: что я сделала не так? Какое преступление я совершила? Почему я здесь?

Когда я спросила в лагере, мне сказали, что я нахожусь здесь, потому что они нашли приложение WhatsApp на моем телефоне. Вы виновны в использовании WhatsApp, сказали они. Они утверждали, что это противоречит закону. Это иностранное приложение: почему вы используете его в Китае? Я сказала им, что живу в Казахстане. Я купила телефон там!

Я пыталась объяснить. Но теперь мне, конечно, ясно, что это был всего лишь предлог. Если бы не было WhatsApp, они нашли бы другую причину. У каждого там была своя история. Некоторые из них были похожи на мою. Некоторые говорили, что их обвинили в чтении намаза или изучении Корана. Некоторые носили хиджаб. Я слышала их истории, когда мы были вместе в нашей спальне, другой большой комнате, в которой жили двадцать или тридцать человек. Мы могли говорить в этой комнате. Снаружи вообще было запрещено издавать звуки.

Власти в лагере были очень строги, гораздо строже, чем в тюрьме. Они обращались с нами не как с людьми, а как с животными. Они били нас, допрашивали, наказывали, заставляя стоять часами, обзывали дурными словами, кричали на нас. Однажды мы вместе поднимались по лестнице по пути на занятия, и мне стало плохо. В тот день у меня болела голова. У меня закружилась голова, я споткнулась, потом начала падать, и кто-то – один из охранников, – ударил меня электропогонялкой. Вся моя рука онемела. Другая учащаяся была вынуждена поддержать меня, чтобы я не упала. Затем нам пришлось продолжать двигаться, чтобы добраться до класса.

Они постоянно использовали эти электропогонялки.

Утром мы пили кипяченую воду, один стакан, и ели простую паровую булочку. На обед мы ели китайскую капусту, сваренную в воде, вот так просто. На ужин у нас часто было то же самое. Мяса не было. Может быть, раз в месяц мы ели плов9.

Это была одна и та же ситуация в течение всего года. Нам никогда не говорили, когда нас выпустят, если вообще выпустят. Мы ходили на занятия каждый день. Раз в неделю нам давали возможность поупражняться час на огороженном дворе на открытом воздухе. Было бы неплохо знать свой последний день заключения – чтобы иметь возможность с нетерпением ждать его, – но они никогда не говорили нам. Каждый день был точно таким же, как предыдущий. Некоторые люди находились в лагере уже год, когда я туда приехала. Я подозреваю, что некоторые из них до сих пор там. Некоторые, как я слышала, впоследствии были приговорены к тюремному заключению сроком от пяти до двадцати пяти лет. Власти утверждали, что нас обучают, но я думаю, что их единственная цель – уничтожить религию, уничтожить национальность, уничтожить традиции.

Пока я была в лагере, начиная с августа прошлого года, мой муж и дети начали подавать петиции и создавать видеоролики о моем деле. Они начали оказывать давление на власти. Я думаю, что именно из-за петиций мое дело было обнародовано, и я смогла вернуться. Все это случилось внезапно в один прекрасный день.

Охранник вошел в нашу комнату и громко прочитал мое имя. Четверо из нас были вызваны, и нам сказали, что мы вернемся в наши дома. Сначала меня отправили в дом родителей, но даже после этого какое-то время они не давали мне паспорт. Моя семья была вынуждена продолжать жаловаться. Я вышла из лагеря в октябре, и, наконец, смогла покинуть Китай в декабре. Так что я нахожусь дома только пять месяцев.

За исключением того дня, когда я прибыла, и того дня, когда я уехала, только один день в лагере отличался от других. Это был день открытого судебного разбирательства. Власти привели семь женщин из соседней тюрьмы, которых обвинили в том, что они собрались в частном доме, чтобы вместе помолиться. Во время Рамадана, в вечернее время, отмечается ауызашар, и семь женщин организовали трапезу и молитву. Таким было их преступление. На суде власти зачитали эти обвинения и приговорили каждую из женщин к семи годам лишения свободы. Они назвали это открытым судом. Ни одна из женщин не произнесла ни слова.

Рахима Сенбай, 31 год

Интервью взято в мае 2019 года

Читайте также:

Китай вывел на орбиту три новых спутника

Microsoft принудительно обновит старый Windows

Новый антирекорд COVID-19 зафиксирован в мире

Таксист отказался брать деньги с девочки-инвалида, прилетевшей на операцию

«Казпочту» возглавил новый руководитель

Задержаны провокаторы беспорядков в Шорнаке

Природный гепарин против COVID оказался эффективнее «Ремдесивира»

Досье о всех педофилах Казахстана выложили в открытом доступе

Уже 80226 случаев коронавируса зарегистрировано в Казахстане

Как могут наказать похитителя девочки в Сатпаеве

Рассказы казахов о китайских лагерях в Синьцзяне опубликованы в сети Рассказы казахов о китайских лагерях в Синьцзяне опубликованы в сети
Касыма Аманжолова 32 Z00Y4T8 Нур-Султан Акмолинская область Казахстан
Казахстан 949 Коронавирус, Covid-19 917 Видео 881 Происшествия 500 Нур-Султан 360 Алматы 334 Здоровье 278 США 270 Общество 261 Политика 247 Полиция 239 Токаев Касым-Жомарт 225 Жертвы 209 Россия 203 Наука и техника 186 Финансы 186 Экономика 181 Фото 168 Президент 142 Китай 140 Дети 135 Врачи 134 Законы и криминал 122 IT 115 Медицина 112 Минздрав РК 108 Правительство 104 ЧП 103 Бизнес 101 Суд 101 Министры 99 Эпидемия 99 Акимы 96 Больницы 96 Кадры 91 Школы 90 Соцсети 90 Караганда 89 Искусство 88 Коррупция 85 Образование 83 Назначения 82 Аэропорты 79 Тараз 76 Акиматы 74 Атырау 73 Женщины 73 Скандалы 69 Иран 66 Шымкент 65 Туркестан 65 Нефть 64 Праздники 63 Актау 61 Насилие 61 МВД РК 59 Парламент 57 Ученики 57 Протесты 57 Украина 56 Павлодар 55 Актобе 54 Трамп Дональд 53 ДТП 53 Животные 53 Спорт 49 Уральск 48 Молодежь 48 Жилье 47 Кокшетау 46 Кино 46 Узбекистан 45 Учителя 45 Мошенники 45 Экология 45 Госслужащие 44 Зарплата 43 Пособия 43 Армия 43 Германия 41

Самые популярные новости


Информационное агентство «VRK News». Свидетельство о регистрации СМИ №15632-ИА выдано Комитетом связи, информатизации и информации Министерства по инвестициям и развитию Республики Казахстан 04.11.2015 г.

Мы в соцсетях


Разработка: Webmarka
Информация про Казахстан: Новости