• Главная VRK.News
  • Три оправдания Аймагамбетова и три возражения министру образования Казахстана

Три оправдания Аймагамбетова и три возражения министру образования Казахстана


Три оправдания Аймагамбетова и три возражения министру образования Казахстана
Фото: иллюстративное фото


Погнавшись за нефтью, металлами и сомнительными экономическими достижениями Казахстан растерял самое бесценное богатство — высокую грамотность своего населения.


Министр образования и науки РК Асхат Аймагамбетов, поясняя крах системы среднего образования в Казахстане, приводит три довода. Какие они? Агентство VRK.News разбирается в каждом из них и публикует возражения, которые, возможно, внесут лепту в правильное и вдумчивое реформирование системы среднего образования, погрузившейся в глубочайший кризис, который особенно обострился в период коронавирусной пандемии.

Все, собственно, началось с обнародования в декабре 2019 года скандальных результатов международной программы оценки образовательных достижений учащихся — PISA (Programme for International Student Assessment) за 2018 год.

Хотя вообще-то, Казахстан начал участвовать в этой программе с 2009 года. Затем отечественные школьники приняли участие и в трех последующих тестах PISA. Правда, итоги 2015 года ОЭСР (Организация экономического сотрудничества и развития, которая и организовала эту программу проверки знаний учащихся на рубеже тысячелетий в более чем 30 государствах мира) не приняла в учет и не включила в официальный «реестр», поскольку признала их неполными, а методологию сбора данных — не соответствующей требуемому стандарту.

Читайте в тему: Люди уезжают из Казахстана от постоянного вранья — эксперт ответил Назарбаеву

Так вот, в последнем на сегодня рейтинге PISA от 2018 года, если брать так называемый общий зачет, Казахстан поделил 62-64 места с Азербайджаном и Боснией. Нас пропустили вперед только 13 стран — частично латиноамериканских (Перу, Панама, Доминиканская Республика), ближневосточных (Марокко, Ливан, Саудовская Аравия), частично азиатских (Филиппины, Индонезия), а также те государства, которые пережили внутренние вооруженные конфликты (Косово, Северная Македония, Грузия).

В среднем казахстанцы набрали всего лишь 402,3 балла. Это если брать среднюю статистику по трем видам грамотности, которые и оцениваются в ходе тестирования — читательской, математической и естественно-научной. Тогда как в целом по ОЭСР этот показатель составил 488,3. Причем в сравнении с результатами 2012 года безнадежное отставание казахстанских школьников по грамотности не только не сократилось, а напротив увеличилось: с 82,3 до 86,0.

Но это еще не все. Пять лет назад градация международной шкалы PISA была пересмотрена: если прежде одному году обучения, а точнее, объему знаний и компетенций, освоенных за этот период, была эквивалентна разница в 40 баллов, то теперь — 30. И если исходить из этого, то получается, что по уровню своей образовательной подготовки среднестатистический 15-летний казахстанец отстает от сверстников из стран ОЭСР уже почти на три года, тогда как от китайских, японских и сингапурских школьников — практически лет на пять!

Читайте в тему: Досым Сатпаев: «Яма для Казахстана наполовину выкопана»

Более того, мы оказываемся митрофанушками в сравнении и с постсоветскими республиками — например, нас опережает бурно прогрессирующие Эстония (525,3 балла) с Латвией (487,3), «путинская» Россия (481,7), «несамостоятельная» Литва (479,3), «совковая» Беларусь (472,3), вечно мятежная и «экономически неустойчивая» Украина (462,7). Две последние страны были впервые охвачены этими тестами.

Первое оправдание министра. «Детям был непривычен новый формат тестов»

Министр образования и науки РК Асхат Аймагамбетов, комментируя в декабре прошлого года итоги PISA-2018, в качестве главного оправдания крайне плохих результатов тестирования наших учащихся назвал «новизну формата».

Читайте в тему: Мрак необразованности царит в Казахстане не из-за министров — ответ второго эксперта

«Тест впервые для Казахстана прошел в компьютерном формате. Для наших детей это первый подобный опыт. Традиционно ученики привыкли возвращаться к трудным вопросам или пересматривать свои ответы. Этого они не могли сделать по сравнению с бумажной версией», — так тогда заявил Аймагамбетов.

Понятно, что Асхат Канатович не может отвечать за действия предыдущих министров. Но его объяснение все же не выдерживает критики. Ведь, если компьютерный формат был детям в новинку, то чем тогда объяснить значительное отставание, эквивалентное двум годам обучения, от тех же белорусов и украинцев, которые вовсе не имели никакого опыта? Да и вообще, с учетом того, что компьютерный формат сдачи тестов PISA был внове для 57 стран-участниц из 77, этакое оправдание звучит, мягко говоря, подобно натягиванию совы на глобус.

Оправдание второе. Похвальба «сливками»

Несмотря на столь плачевную ситуацию, казахстанские чиновники от образования нашли-таки один повод для гордости — министр Асхат Аймагамбетов озвучил показатели учащихся «Назарбаев Интеллектуальных школ» (НИШ).

«Результаты НИШ продемонстрировали эффективность образовательных программ. Учащиеся НИШ набрали по читательской грамотности 511 баллов, математике — 554 балла, естествознанию — 526 баллов. Их результаты соответствуют показателям топ лидеров PISA-2018», — нашелся, чем похвалиться наш родной министр.

Однако, минуточку! Мы же прекрасно понимаем, что в НИШ обучается менее одного процента казахстанских школьников (примерно двадцать тысяч из трех миллионов учеников). Также как и то, что в этих элитных школах в расчете на каждого ученика расходуется почти 2,5 миллиона тенге ежегодно, что более чем в десять раз превышает затраты на учащегося обычной школы.

Читайте в тему: Почему родители делают домашку, а ЕНТ — зло, рассказывает Олег Пак

Иными словами, оценивать уровень образования в стране по показателям НИШ — это равнозначно тому, как если бы уровень жизни всех казахстанцев оценивали по размерам доходов наших олигархов из топ-100, которых тоже по численности наберется не более одного процента от всего населения.

Оправдание третье. Вера в «обновленные программы»

Министр не был бы министром, если бы не умел обнадежить своих соотечественников. Вот и Асхат Канатович тоже обнадежил. Год назад, приводя первые два оправдания, он также присовокупил, что министерство уже запустило новые реформы и эффект от обновленных программ общество сможет наблюдать после сдачи международных тестов в 2021 году, ну или даже только в 2024 году.

Читайте в тему: Средневековый мрак необразованности царит в Казахстане — эксперт ответил Назарбаеву

«Изменения в нашей системе образования, которые могли улучшить результаты в PISA, еще не коснулись тестируемых 15-летних обучающихся (дети 2002 года рождения). Ведь участниками PISA-2018 стали учащиеся, которые еще не успели перейти на обновленное содержание образования. Эффект от обновленных программ мы сможем увидеть, начиная с PISA-2021, в идеале в PISA-2024. К этому времени школьники, которые будут сдавать PISA-2024, будут учиться 7-8 лет по обновленному содержанию», — вот так просто решил проблему неграмотности наш чиновник, фактически тем самым заявляя, что проблема неграмотности уже, в принципе, решена и беспокоиться как бы не о чем.

Это просто восхитительно, однако такой воодушевляющий оптимизм сверкал на лицах и предыдущих министров, которые также продвигали бесконечные «реформы». Тут ведь еще есть и другая закавыка. Эти «обновленные программы» вряд ли дают детям необходимый фундамент знаний.

Возражение первое. Когда не учат писать, читать и считать

Из года в год родители в соцсетях поднимают одну и ту же горькую песню — детей в младших классах государственные школы не в состоянии обучить толково самым главным базовым вещам — читать, писать и считать, а вместо этого пичкают их «модными» предметами и невольно заставляют родителей делать бессмысленные презентации к урокам.

Детей, как заявляет наше образовательное ведомство, обучают «критически мыслить и применять знания на практике», правда, не объясняет, какие именно знания будет применять на практике ребенок, ведь, по сути, образование уже давно отдано на откуп родителям, которые вынуждены нанимать репетиторов, чтобы хоть как-то компенсировать ту фундаментальную дыру в знаниях своих детей, которая зияет и с каждым годом все больше расширяется.

Читайте в тему: Школьный регресс: общее образование в Казахстане опустилось ниже плинтуса

Когда же будут, повторяем, обучать преимущественно базовым вещам, тех же первоклассников — увеличивая часы на освоение беглого и осмысленного (как того требует та же PISA) чтения, освоение правильного и грамотного письма, укрепление навыков счета и умения выполнять весь набор первоначальных арифметических действий?

Когда начнут снова писать изложения, сочинения и диктанты, их же практически не стало!? Изложения и сочинения как раз прямо способствуют более осмысленному пониманию прочитанных текстов, как того и требует та же PISA. А диктанты нужны, поскольку закрепление навыков безошибочного письма требует систематического повторения, чтобы ребенок глубоко освоил фундаментальные знания — этого требует педагогическая дидактика, навыки нужно отрабатывать, писать и писать, только так и появляется функциональная грамотность. Когда будут проводиться те же письменные контрольные работы по математике вместо абсолютно формальных СОРов и СОЧей? Когда начнут учитываться снова промежуточные отметки, которые выставляются в дневниках, вместо ориентации на формальную успеваемость только по результатам тестов СОРов и СОЧей? Ведь если промежуточные дневниковые оценки не имеют никакого, скажем так, «юридического значения», то и мотивация учеников элементарно сходит на ноль и ситуация с текущей успеваемостью начисто выходит из-под контроля классного педагога!

Прежде чем что-то применять, это что-то нужно иметь! А если нет фундаментальных знаний, то что толку в «развитии навыков по применению», тем более того, что и в помине уже не осталось? Применять знания надо учить, но акцент, особенно в младших классах, явно не должен стоять на «экспериментах» и формальных, наскоро скроенных родителями поверпойнтовских «презентациях» (откуда, к примеру, известны навыки владения офисной программой из пакета Microsoft Office первоклассникам? А ведь даже в первом классе требуют от учеников эти презентации — маразм!).

Возражение второе. Ущербность формативного оценивания и ложь о традиционных формах обучения

В оправдание нынешней «передовой» формативной модели обучения часто говорят, что якобы прежде учителя, работавшие по традиционной системе обучения, в течение урока могли оценить знания лишь четырех-пяти учеников, а «сейчас есть возможность оценить знания всех 25 учеников в классе». Но это наглая ложь!

Автор этих строк учился в глубинке, в сельской школе Казахстана в 70-80-х годах, так вот, наши учителя (по языкам, по математике, по химии, по физике, истории и другим предметам) успевали за время урока всех опросить, причем, некоторых по несколько раз! Для этого советские педагоги применяли разные методы, рассаживали по группам, проводили экспресс-контрольные, в ходу были задания по пройденной теме, которые нужно было уметь решить за пять минут. И все успевали, все ученики класса были с оценками по факту, учитель владел ситуацией, знал чем дышит каждый ученик, что у него не получается, старался всегда найти индивидуальный подход, поощрял творческий подход к решению задач! И практически не было никаких репетиторов, даже при поступлении в вузы к их услугам редко кто обращался!

Ну, а что говорят снова в оправдании «формативки»?

«Формативное оценивание обеспечивает непрерывную обратную связь между учеником и учителем без выставления баллов и оценок, чтобы своевременно корректировать учебный процесс...», — такая, честно говоря, казуистика, что трудно представить большего абсурда, чем написано в одной только этой фразе.

Что за связь «непрерывная» может возникнуть между учителем и учеником, телепатическая что ли? Чем дневниковые оценки помешали налаживанию этой связи, может тем, что помогали каждый день держать руку на пульсе успеваемости всего класса и как раз этим и корректировать учебный процесс, а не пороговыми СОЧами и СОРами, которые специально унифицировали, чтобы просто было удобно отчитываться чиновникам? От такого формализма школа превращается просто в механический конвейер по выпуску бракованных «продуктов знания».

Возьмем те же современные хваленые учебники... Возможно, они и красиво оформленные. Но порой в них отсутствует элементарная логика поэтапной передачи знаний. Применяются так называемые «сквозные темы» — это, вообще, отдельный разговор! Этими «сквозняками» пытаются якобы синхронизировать передачу знаний по разным предметным направлениям. Они, дескать, «позволяют максимально эффективно организовать межпредметные связи». А на деле, к примеру, тему о погоде в начальных классах по предмету «Познание мира» буквально за уши, зачастую весьма коряво, притягивают к предмету «Математика», заставляя считать то осенние падающие листья, то облака в небе. Смысл так делать? Это что за беспредел? Во имя чего нужна такая эклектика низкопробного пошиба? Да, преподавание различных предметов должно в какой-то мере перекидывать когнитивные связи-мостики между собой, но не так топорно! Эти вещи должны выстраиваться изнутри, из логики преподавания самого предмета, из предметной пропедевтики!

Возражение третье. Закрытость системы образования и унижение статуса педагога

И вопрос на засыпку: кто будет обучать детей по этим самым обновленным программам (не в НИШ, а в обычных городских и сельских школах)? Профессия учителя все еще остается непрестижной, малооплачиваемой. И даже недавнее принятие закона «О статусе педагога» мало что изменило, пусть и прибавило в зарплате, но не в престижности.

Ведь уровень образования самих педагогов тоже оставляет желать лучшего — очень много малограмотных, педагогически бездарных учителей. Но даже если среди них и остались крупицы педагогических самородков, талантов, душой болеющих за свое дело, за знания своих учеников, то их продолжают выживать из образовательной системы страны. Как? А очень просто: практически вся оценка их работы свелась к формализму, их бесконечно тестируют, проверяют и перепроверяют их уровень, унижая тем самым, порой действительно опытных педагогов от Бога. Что, знания улетучиваются с годами? Или опыт многолетнего педагогического стажа исчезает как мираж? Зачем эти бесконечные тестирования и унизительные формальные переквалификации, без которых педагог никак не может претендовать на повышение надбавки к окладу?

Когда будет допущено общество для полноценного контроля над общеобразовательными школами, как это делается, к примеру, в той же Англии через образование попечительских советов? Когда система среднего образования перестанет быть закрытой и «вещью-в-себе», судорожно контролируя саму себя и не выдавая наружу каких-то вразумительных актуальных данных о текущем состоянии образовательного процесса и реальной ситуации в народном просвещении?

Это риторические вопросы, на которые вряд ли будет когда-либо дан ответ. Разве что, ответом станет окончательный крах качественного образования в отдельной взятой стране, которая вроде так хорошо и с задором начинала в 90-х годах строить свою суверенную историю, но погнавшись за нефтью, металлами и экономическими достижениями потихоньку растеряла самое бесценное богатство, доставшееся в наследство от советской империи — высокую грамотность своего населения.

Автор: Алдар Косе

Читайте также:

Банк «АзияКредит» потерял доверие клиентов — ситуация критическая

Топ-20 самых слабых паролей мира в 2020 году

Казахскую юбку-белдемше продвигают в мировую моду

Рост ковидных больных зафиксирован в Казахстане

Новые дома Туркестана трещат во швам. Жители в ужасе. Видео

Умереть в кредит. Новая кредитная волна поднялась в Актобе. Видео

На вопрос Назарбаева ответил предприниматель-болашаковец. Видео

Ханколь как обитель призрака. Жители села раскрыли всю правду. Видео

Что Токаев высказал инвесторам. Речь по полочкам

Алматы ползет в «красную» зону — аким Сагинтаев. Видео

Картонные дома убивают холодом переселенцев по госпрограмме. Видео

Три оправдания Аймагамбетова и три возражения министру образования Казахстана Три оправдания Аймагамбетова и три возражения министру образования Казахстана
Касыма Аманжолова 32 Z00Y4T8 Нур-Султан Акмолинская область Казахстан